Исторический очерк: образ Империи

Александра II

Образ Императора Александра II представлен А.Н. Бохановым в книге «Император Александр III». В памяти русского народа Он остался как Царь-Освободитель. Родился Александр II 18 апреля 1818 г., обладал широким кругозором, сильно развитым чувством долга и личным мужеством. В первые годы правления он был сторонником больших преобразований. В его царствование произошла грандиозная перестройка всей хозяйственной и общественной жизни России. 19 февраля 1861 г. он подписал Манифест об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Было освобождено 20 млн. крестьян, что составляло 25 % всего населения России. В виду неплатежеспособности основной части крестьян, по распоряжению Императора, Государство частично вносило денежные суммы помещикам за земельные участки крестьян. В 1862 г. была проведена реформа судопроизводства, а в 1864 г. было введено местное самоуправление и издано «Положение о земских учреждениях». Срок службы в армии сократился с 25 до 15 лет, а в 1874 г. была введена всеобщая воинская повинность.

На протяжении нескольких веков христианские народы на Балканах и в Закавказье находились под жестоким турецким игом. Весной 1875 г. началось восстание в Боснии и Герцеговине, а в 1876 г. – в Болгарии, Сербии и Черногории. Турки уничтожали всех, вырезая целые селения, никого не щадя. Император Александр II неоднократно пытался дипломатическим путём остановить истребление христианских народов. Но Султан Абдул-Гамид II на все предложения Государя отвечал категорическим отказом. Чтобы спасти эти народы от уничтожения, Александр II, как Православный Царь и защитник христиан, 12 апреля 1877 г. объявил войну Турции. Военные действия развернулись на Балканах и в Закавказье. В сражениях   участвовали трое его старших сыновей: Великие Князья Александр, Владимир и Алексей. Старший сын Цесаревич Александр Александрович оказался в центре военных событий. Он командовал Рушукским отрядом, проявляя спокойствие, вдумчивость и твёрдость воли, берёг своих солдат и требовал от офицеров уважительного к ним отношения. Атаки Рушукинского отряда неизменно заканчивались поражением и бегством турецких солдат.  Своей матери Императрице Марии Александровне Цесаревич писал: «Если нам придётся жертвовать собою, то мы не посрамим наше имя, наше положение». Он был уверен в победе русских войск, и в письме жене Цесаревне Марии Фёдоровне писал: «Да будет воля Господня над Россией».

Главные сражения Балканской войны разворачивались летом и осенью 1877 г. на южном и западном направлениях. Русской армии удалось овладеть Тырново и занять Шипкинский перевал через Балканские горы. В середине ноября разгорелись новые сражения. 28 ноября сдалась Плевна, что предрешило исход войны. Рушукскому отряду пришлось отражать яростный натиск турецкой пехоты у деревни Мечка. Цесаревич всё время был на передовой и ему приходилось принимать оперативные решения. 30 ноября армия Сулеймана-паши была полностью разбита. Потери турок составляли 2000 человек, у русских – 129 убитых и 20 раненых. «За службу и храбрость», проявленные Цесаревичем на полях сражения, он был награждён Императором двумя орденами: Владимира I-й степени и Георгия II-й степени.  

6 января 1878 г. Русские войска заняли Адрианополь, важнейший пункт Турции. 19 января было заключено перемирие и вскоре война завершилась. Согласно договору обеих сторон Турция признала независимость Болгарии. Освобождение Болгарии и других христианских государств обошлось России в 21981 убитых, 38431 раненых и громадных материальных расходов.

       В 1879 г. у Императрицы Марии Александровны, супруги Александра II, много лет болевшей туберкулёзом, резко ухудшилось здоровье. Она постоянно ездила лечиться на юг Франции и в Крым. В 1880 г. вернувшись в Петербург, Царица слегла. Император Александр II ежедневно навещал её и всегда уходил со слезами на глазах. 22 мая 1880 г. она скончалась. Для всей Царской Семьи это было тяжелейшим горем, особенно горевал Цесаревич Александр, очень любивший мать.

Император Александр II отличался от своего отца Императора Николая I более либеральными политическими взглядами. При его правлении было прекращено преследование за вольнодумство. Это привело в тому, что в среде образованных людей, отпавших от Православия, стала развиваться теория радикального   переустройства страны на европейский лад. В России стали необычайно популярными Эгалитарно-социалистические учения, особенно в среде учащейся молодёжи. Некоторые юноши и девушки стали ратовать за уничтожение Самодержавной монархии и всего традиционного жизненного уклада страны, стремясь путём террора построить в России «царство света и справедливости». На Царя-Освободителя было совершено шесть покушений, закончившиеся его убийством. 1 марта 1881 г. один из убийц Н.И. Рысаков бросил бомбу в карету Царя. Он остался жив, но были убиты прохожий мальчик и два казака. Император вышел из своей кареты, надеясь помочь спасти потерпевших. Вторую бомбу, бросил Ему под ноги поляк-анархист Игнатий Гриневицкий. Эта бомба разорвала в клочья ноги Государя. Последними словами Императора были: «Скорее во дворец, там умереть». Цесаревич и Цесаревна бросились к Зимнему дворцу, где лежал умирающий Царь. Старого протопресвитера Рождественского трясло от ужаса, но он успел Его причастить. Через несколько часов Император Александр II скончался в страшных муках. Новый Император Александр III бросился на колени перед телом отца и рыдал навзрыд. Императрица Мария Фёдоровна в полуобморочном состоянии пала на колени.

Александр III

 Задолго до своей гибели Александр II понял, что Россия самобытная страна, и давать широкие общественные свободы на западноевропейский лад недопустимо. Он составил краткое завещание сыну Александру, Наследнику Престола: «…Да поможет Александру Александровичу Бог оправдать мои надежды и завершить то, что мне не удалось сделать для улучшения благоденствия дорогого нашего Отечества. Заклинаю его не увлекаться модными теориями, пешись о постоянном его развитии, основанном на любви к Богу и на законе. Он не должен забывать, что могущество России основано на единстве Государства, а потому всё, что может клонится к потрясениям всего единства не должно быть допускаемо».

29 апреля 1881 г. был опубликован Высочайший Манифест: «Посреди великой Нашей скорби глас Божий повелевает Нам стать бодро на дело правления, в упование на Божественный Промысел. С верою в силу и истину Самодержавной власти, Мы призваны утверждать и охранять Самодержавие для блага народного от всяких поползновений». В Манифесте Император Александр III призвал всех верных сынов Отечества содействовать «искоренению гнусной крамолы».

Приняв Верховную власть, Император Александр III решительно начал борьбу с террористами. Вскоре прошли аресты исполнителей цареубийства и тех, кто готовил новые покушения. Гриневский сам оказался жертвой собственного взрыва и скончался в тюрьме. Император следил за ходом следствия и при необходимости проявлял милосердие. Нераскаявшиеся главари и организаторы цареубийства были казнены. Это были А.И. Желябов, Т.М. Михайлов, Н.И. Рысаков, Н.И. Кибальчич и С.И. Перовская — члены подпольной революционной организации «Народная воля».  

Родился будущий Император Александр III 26 февраля 1845 г. С детства он отличался честностью, прямотой, сильной любовью к матери и искренней религиозностью. Став Цесаревичем, он не сомневался, что истинный дух России, её душа – Православие. Только с Православной верой в сердце русскому народу удалось, пережив многие войны и скорби, отстоять Державу предков. Он свободно владел французским языком, знал немецкий и английский, но более всего любил родной русский язык. С ранних лет у него проявилась тяга к чтению. Из русских поэтов он более всех ценил творения М.Ю. Лермонтова. Александр Александрович с детства отличался высоким ростом и силой. Дед Цесаревича Император Николай I, которого он очень любил, называл его «Саша-богатырь». Он был полностью лишён амбиций, с трудом переносил официальные церемонии, любил уединение и простые занятия, был искренен в своих мнениях и отличался добродушием, за что был любим всеми в Царской Семье. 28 октября 1866 г., Александр Александрович, будучи Цесаревичем, обвенчался с принявшей Православие Датской принцессой Дагмар, ставшей Цесаревной Марией Фёдоровной. Их брак был счастливым с первых и до последних дней жизни Александра III. У них родилось пятеро детей: три сына – Великие Князья Николай, Георгий и Михаил и две дочери – Великие Княжны Ксения и Ольга.

После гибели Августейшего отца, Император Александр III понял, что главным условием благополучия России является твёрдость в укреплении Верховной власти, прекращение политических шатаний и беспощадная борьба с внутренними врагами. Он считал своим долгом править не для блага придворных и сановников, а для простых людей. Как глубоко верующий человек, он во всех своих решениях уповал на волю Божию и стремился всеми силами добиться мира и согласия в стране и мире. Недаром его стали называть Царём-Миротворцем.

В 1882 г. по распоряжению Александра III был учреждён крестьянский поземельный банк для выдачи ссуд на покупку земли. Недоимки по выкупным платежам были сокращены вдвое. За два года своего правления Император утвердил ряд законов, улучшающий быт крестьян. Все законы Император принимал после обсуждения с высшими должностными лицами и специалистами. В 1886 г. государственный долг (1,5 млрд рублей) из-за войны с Турцией был значительно уменьшен, а в 1889 г. статьи расходов и доходов стали сбалансированы.  В 1887 г. были приобретены в казну некоторые частные железные дороги, доходы от эксплуатации которых стали поступать в казну. Одновременно было сокращено количество дорогостоящих торжеств и церемоний и уменьшен придворный штат.

В 1885 г. по распоряжению Александра III был издан Указ, согласно которому звания Великих Князей давались только детям и внукам Императора. Все остальные потомки получали звание Князей Императорской крови. Подобное введение было необходимо для сокращения расходов казны. 2-го июля 1886 г. появилась новая редакция «Учреждения об Императорской Фамилии» — свод правовых актов; статус, права и обязанности Царских родственников.

1 марта 1887 г. была совершена попытка покушения на Александра III. Было арестовано шесть террористов, готовившихся бросить в него бомбу. Главным организатором оказался 22-летний студент Петербургского Университета Александр Ульянов. На следствии террористы признались, что собирались «для блага народа» убить Императора 1-го марта, также как Александра II. 8 марта пять преступников были казнены.

17 октября 1888г. произошла страшная катастрофа: у местечка Борки Харьковской губернии Царский поезд сошёл с рельсов. Погибло 23 человека и ранено 19 человек. Из Царской Семьи никто серьёзно не пострадал, в большой степени благодаря богатырской силе Государя, державшего на своих плечах упавшую крышу вагона.   

Сильная воля и консервативные убеждения Императора Александра III сыграли решающую роль в деле стабилизации общественно-политической ситуации в России. Враги государственной власти подвергались преследованию и высылкам из страны. Террористы временно притихли и ушли в подполье. Цензура защищала государственные интересы.

Царь Александр III был высокообразованным человеком, являлся членом Русского Исторического общества и был убеждён, что знание отечественной истории необходимо, т.к. развивает в человеке природное национальное чувство и пробуждает искреннюю любовь к своему Отечеству. К концу его царствования в стране действовали несколько театров, художественных выставок, издавалось множество книг и журналов. Творили известные художники: И.Н. Крамской, И.Е. Репин, А.К. Саврасов, И.И. Шишкин, В.И. Суриков, В.Д. Поленов, А.И. Куинджи и другие. Император покупал на свои средства произведения искусств и многие из них передавал в Эрмитаж. Во время его правления создавали замечательные произведения русские писатели: Н.С. Лесков, А.П. Чехов, Л.Н. Толстой, М.Е. Салтыков-Щедрин, Д.И. Мамин-Сибиряк, а также выдающиеся композиторы: А.Г. Рубинштейн, М.А. Балакирев, М. П. Мусоргский, А.П. Бородин, Н.А. Римский-Корсаков, П.И. Чайковский.  

В 1891 г. по распоряжению Императора началось строительство Транссибирской железной дороги, которая должна была соединить центр страны с Дальним Востоком. Увеличилось количество фабрик, заводов и число рабочих во многих городах. Российская Империя превращалась в аграрно-индустриальную Державу с мощным военным и экономическим потенциалом.

Основная часть населения страны были крестьяне, которые в большинстве своём сохраняли веру Православную и национальную культуру и были проникнуты сознанием, что Царская власть вручается монарху Господом и потому добровольно подчинялись ей, видя в этом Божию волю. Император Александр III был уверен, что Самодержавная монархия является понятием религиозным, а не политическим и держится на сильной Царской власти и вере подданных.

Но в конце ХIХ в. большинство образованных, отпавших от веры людей, тайно продолжали стремиться к «европейскому секуляризму» (освобождению Государства от церковного влияния). Эта дорога неминуемо вела к гибели традиционных укладов жизни и изменению государственного устройства страны. В результате Российская Империя оказалась на пороге предреволюционных событий.  

Государственные дела отнимали у Императора Александра III все силы и время, его занятия начинались рано утром и заканчивались поздно ночью. Это сильно подорвало его здоровье. В январе 1894 г. он заболел инфлуэнцией, переросшей в пневмонию. Врачи не смогли определить его основное заболевание – острую форму сердечной недостаточности. Переехав в Крым, Ливадийский дворец и понимая свою обречённость, он попросил жену Царицу Марию Фёдоровну пригласить в Ливадию невесту Цесаревича Николая Александровича, Гессенскую Принцессу Алису, чтобы благословить их брак.  

20 октября 1894 г. Александр III, чувствуя приближение кончины, пожелал в последний раз причастится Святых Таин. В три часа дня его не стало. Императрица Мария Фёдоровна, не отходившая от мужа ни днём, ни ночью, потеряла сознание. Великодушному, добрейшему Государю богатырского телосложения и героического характера было всего 49 лет. Вся Российская Империя оплакивала своего Царя. Его любили подданные так, как могут любить только русские люди. Он был наиболее русскими народным монархом и остался примером бескорыстного служения России и народу. Россия при его правлении обрела покой и уверенность.

После кончины Императора Александра III, Царя-Миротворца на Престол вступил его старший сын Николай Александрович, будущий святой Царь-Мученик. Святитель Иоанн (Максимович) так характеризовал его: «Государь Николай Александрович воплотил в себе лучшие черты Царей, которых знал, любил и почитал русский народ… Он был слуга Божий по внутреннему своему мировоззрению, по убеждению, по своим действиям… До конца жизни Он был верен своему высокому званию и сознавал свою ответственность перед Господом Богом… Он был образцом целомудрия и глава образцовой Семьи».

Николай II

Товарищ обер-прокурора Святейшего Синода князь Н.Д. Жевахов, хорошо знавший Императора, писал: «Ни один Русский Царь не понимал Своей Царской миссии столь глубоко, как понимал её Государь Николай Александрович».

В 1905 г. святой праведный Иоанн Кронштадтский в своей проповеди сказал: «Царь у нас праведной и благочестивой жизни, Богом послан ему тяжёлый крест страданий как Своему избраннику и любимому чаду».   

Родился Николай Александрович 6/19 мая 1868 г. в Александровском дворце Царского Села. Он был здоровым, жизнерадостным и очень спокойным ребёнком. Родители не могли нарадоваться, глядя на него. Очень рано в нём проявились любознательность, деликатность, доброта и учтивость. Он горячо любил родителей и беспрекословно подчинялся их воле.

Преподаватели будущего Царя Николая II отмечали его высокие умственные способности, усидчивость, аккуратность и прекрасную память. Он свободно владел французским, немецким и английским языками, грамотно писал по-русски, много читал, предпочитая произведения русских писателей. Николай Александрович был прирождённым офицером и, повзрослев, неукоснительно соблюдал все воинские уставы и традиции офицерской среды. В 1884 г. в 16 лет он поступил на действительную воинскую службу и принёс воинскую присягу.

В 1890 г. закончилось образование Цесаревича Николая Александровича с преподавателями. 23 октября, по распоряжению отца Императора Александра III, он вместе с братом Великим Князем Георгием отправился в кругосветное путешествие. Они побывали в нескольких Европейских городах. В Афинах Великий Князь Георгий серьёзно заболел и остался на лечение. Там к Цесаревичу присоединился его кузен принц Греческий Георгий, и они продолжили путешествие. 15 апреля 1891 г. они прибыли в Японию, в город Нагасаки.

29 апреля 1891 г. на улице города Отцу на Цесаревича было совершено покушение. Японский полицейский, фанатик и психопат, подбежав к нему сзади, ударил саблей по голове. Цесаревич увернулся от повторного удара и, приложив руку к ране, бросился бежать. Японец попытался догнать его и убить. Но сильный и рослый Греческий принц Георгий бросился на убийцу, свалил его на землю и тем самым спас от гибели Николая Александровича. Японский Император, узнав о случившемся, принёс Цесаревичу извинения, и около тысячи жителей Японии прислали телеграммы с выражением сочувствия.

Император Александр III послал сыну телеграмму: «От всей души благодарим Господа, милый Ники, за Его великую милость, что Он сохранил тебя… радуюсь и счастлив, что скорее и раньше, дай Бог, вернёшься к нам».

11 мая 1891 г. Цесаревич Николай вернулся в Россию. Он принял участие в строительстве Транссибирской магистрали, а 19 мая во Владивостоке — в закладке здания вокзала. По дороге домой он, проезжая через Сибирь, Урал и Европейскую часть страны, останавливался во многих городах и общался с местными жителями. 4 августа он прибыл в Петербург, где его с огромной радостью встретили родственники.

Впервые Николай Александрович познакомился с Гессенской принцессой Алисой, своей будущей женой 3 июня 1883 г. на свадьбе своего дяди, Великого Князя Сергея Александровича и Елизаветы Фёдоровны, старшей сестры Алисы. Тогда ему было 16 лет, а Алисе всего 12 лет. Тем не менее именно тогда в их сердцах зародилась любовь на всю жизнь. Вечером того же дня Цесаревич записал в дневнике: «Мы друг друга любим». В следующий раз они увиделись через 6 лет, зимой 1889 г., когда повзрослевшая принцесса Алиса приехала в Петербург навестить свою сестру. Цесаревич и принцесса несколько раз виделись и поняли, что любовь их взаимна. Николай Александрович твёрдо решил жениться на Гессенской принцессе. Но на пути к их браку стояло серьёзное препятствие: принцесса Алиса была лютеранкой и считала для себя невозможным перемену вероисповедания, а согласно «Основным законам Российской Империи» Наследник Престола мог жениться только на Православной. Проблему неожиданно помогла решить Английская королева Виктория, бабушка Алисы. 5 апреля 1994 г. в Копенгагене на свадьбе Гессенского герцога Эрнста-Людвига, старшего брата Принцессы, королева Виктория убедила свою любимую внучку, что нет никакого греха поменять веру, т.к. обе веры христианские. Алиса в тот же день передала это Цесаревичу и согласилась стать его женой. Затем они пошли к королеве Виктории, которая их обоих поцеловала и пожелала счастья. Николай Александрович в письме к матери Императрице Марии Фёдоровне писал: «Милая Мама, я тебе не могу сказать как я счастлив… Не знаю, как благодарить Бога за такое благодеяние». Царь и Царица послали сыну поздравительную телеграмму.

10 октября 1894 г. по приглашению Императора Александра III в Ливадию приехала принцесса Алиса в сопровождении сестры Великой Княгини Елизаветы Фёдоровны. Царь был уже на грани перехода в мир иной, сильно изменился и очень обрадовался встрече, обнял, поцеловал принцессу и сказал: «Будьте счастливы, дети мои». Алиса вышла из комнаты умирающего со слезами на глазах. 21 октября, после кончины Императора Александра III над принцессой Алисой было совершено Таинство миропомазания, и она стала православной невестой Царя с именем Александра Фёдоровна.

Вскоре после воцарения Николая II в придворных гостиных начало проявляться скептическое отношение ко всем его начинаниям. Зная его деликатность, некоторые служащие и даже члены Императорской Фамилии не спешили выполнять его распоряжения. Государю неоднократно приходилось проявить строгость, добиваясь выполнения своих приказов. Он считал естественным сохранение традиционной формы государственной власти. 17 января 1895 г., принимая в Зимнем дворце представителей Земств и городов, Государь сказал: «Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начала Самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой покойный незабвенный Родитель».

14 мая 1896 г. состоялась коронация и Царское Миропомазание Императора Николая II в Успенском соборе Московского Кремля. Царь занёс в дневник: «Всё, что произошло в Успенском соборе, хотя и кажется сном, но не забывается во всю жизнь». Александра Фёдоровна написала своей сестре Виктории: «Служба меня вдохновила сознанием того, что я вступаю в мистический брак с Россий. Теперь я действительно Царица». Но радость их была омрачена страшной трагедией на Ходынском поле.

18 мая 1896 г. должен был состояться «Народный праздник» по случаю коронации Императора с раздачей бесплатных «Царских гостинцев». Накануне, вечером 17 мая на Ходынке собралось более полумиллиона людей, жаждущих получить подарок. В толпе кто-то стал распускать слухи, будто гостинцы будут очень богатыми и потом будет раздача денег, но всем заготовленного не хватит. Толпа заволновалась и люди плотным кольцом обступили палатки с провизией. С рассветом народная стихия проявилась во всём своём ужасе. Полицию, около 200 человек, толпа смела. Задние ряды начали напирать на передние. Многие падали, и по их телам бежали другие, не обращая внимания на вопли и стоны упавших. В результате погибло 1282 и ранено несколько сот людей. В 7 часов утра 18 мая прибыли полицейские подкрепления, толпа рассеялась, оставив тела убитых и увечных.

В 10 часов утра доложили Императору о случившемся. Он был потрясён и отдал распоряжение провести тщательное расследование причин трагедии. В полдень Государь и Государыня поехали на Ходынское поле. По дороге они встретили подводу с телами погибших. На Ходынском поле уже ничего не напоминало о произошедшей трагедии. Вечером того же дня они были приглашены на бал Французского посла. Отказаться от приглашения по дипломатическим причинам было невозможно, но после того ужаса, который им пришлось пережить, они провели на балу не более 10 минут.

 На следующий день Царь и Царица были на панихиде по погибшим, а затем посетили Старо-Екатерининскую больницу, где обошли все палаты и поговорили с пострадавшими. Многие из них со слезами на глазах просили Царя простить их, «неразумных», испортивших «такой праздник». Государь распорядился выдать каждой семье погибших по 1000 рублей, для осиротевших детей учредить особый приют, и все расходы на похороны принять на свой счёт.

Радикалы и нелегалы всех мастей ликовали: они получили такой сильный козырь.  Потом многие годы в листках, газетах и брошюрах Ходынка и бал у Французского посла станут излюбленной темой для политических спекуляций.

Государственная машина работала исправно, но Царь Николай II постоянно ощущал тяжёлую ношу своего служения. Ежедневно приходилось о многом думать и готовиться к важным государственным акциям. При его правлении внешнеполитические связи не изменились: сохранились союз с Францией и дружеские связи с другими державами. В конце ХIХ века экономическая и военная мощь Германии усиливалась год от года, но Берлин был заинтересован в политическом сближении с Петербургом. Великобритания также проявляла признаки внимания к России.

В августе 1898 г. Император Николай II выступил с политической инициативой созвать международную конференцию, чтобы «Положить предел непрерывным вооружениям и изыскать средства предупредить угрожающие всему миру несчастья…». 12 августа министр иностранных дел России вручил представителям иностранных государств письменную ноту Российского Императора. Реакция большинства ведущих стран была более, чем сдержанной. Тем не менее в начале лета 1899 г. в Голландском городе Гааге, под председательством русского посла в Лондоне барона Е.Е. Стааля состоялась первая международная конференция представителей 27 стран. На ней были приняты декларации о мирном разрешении военных вопросов и был учреждён международный суд «Лига наций», в будущем переименованный в ООН.

Николай II продолжил дела своего отца Императора Александра III. Российская Империя интенсивно развивалась. К концу ХIХ века возникли новые фабрики и заводы, появились новые индустриальные Центры в Донбассе, Кузбассе, Бакинском районе, продолжалось строительство Транссибирской магистрали и других железных дорог. При нём было создано самое совершенное в мире трудовое законодательство, были самыми низкими налоги и самый высокий темп технического роста. Россия являлась кормилицей всей Европы, поставляя зерновые и 50 % экспорта яиц. В 1908 г. начальное образование в стране стало бесплатным и обязательным. Плата за получение высшего образования была в 30-50 раз ниже, чем в Англии и США, наука, культура и искусство достигли наивысшего расцвета. Россия превращалась в самое могущественное и процветающее Государство. Но это не устраивало правителей некоторых ведущих стран.

 Государь был глубоко верующим человеком. В 1898 г. в его дневнике появилась запись: «Я с покорностью и уверенностью смотрю в будущее, известное только Богу. Он всегда всё устраивает для нашего блага, хотя иногда Его испытания и кажутся тяжёлыми. Надо с верою повторять: «Да будет воля Твоя». Я несу страшную ответственность перед Богом и готов дать Ему отчёт ежеминутно, и пока я жив, я буду поступать убеждённо, как велит мне моя совесть».

Императрица Александра Фёдоровна также была глубоко верующим человеком и, родив пятерых детей, воспитывала их в истинно христианском духе. Она было постоянно занята: занималась благотворительностью, опекала родильные приюты, «дома трудолюбия», где получали профессию сироты и падшие женщины. В редкие свободные часы она занималась чтением книг и рукоделием.

В Царской Семье было четыре дочери и сын: Великие Княжны Ольга, 1895 г.р., Татьяна, 1897 г.р., Мария, 1899 г.р., Анастасия, 1901 г.р. и Цесаревич Алексей 1904 г.р. Вскоре после рождения Наследника у него обнаружилось очень опасное заболевание – гемофилия (плохое свёртывание крови). Эта болезнь являлась наследственной, передаваемая от Английской Королевы Виктории через женщин, но страдали ею мужчины. Государь и Государыня, скрывая заболевание сына от досужих слухов, вынуждены были свести к минимуму пышные царские увеселения и количество торжественных церемоний. Но этого им не могла простить придворная аристократия, невзлюбившая молодую Императрицу и создавая о ней клеветнические мифы.

 К началу ХХ века в кругах «образованного общества» считалось хорошим тоном критически относиться к Самодержавию и Самодержцу. Во время царствования Императора Николая II из-за усилившейся антиправительственной пропаганды всё меньше и меньше оставалось добросовестных министров и чиновников. Распространение клеветнических слухов о Царской Чете усиливалось. Этим воспользовались либеральные круги и радикалы. Началось убийство верных Царю министров. В 1901 г. был убит министр просвещения Н.П. Боголюбов, в 1902 г. убит министр внутренних дел Д.С. Сипягин, а в 1904 г. был убит сменивший его В.К. Плеве. Для Императора это было страшным ударом.

Государь был истинным «Верховным защитником и хранителем догматов Господствующей веры, блюстителем правоверия и всякого в Церкви святой благочиния» (Ст. 64 Основных Государственных Законов Российской Империи). При нём было построено 7546 храмов и 211 монастырей в России и 17 храмов за рубежом. За 21 год его правления было прославлено святых более, чем за 4 предыдущих царствований. По его распоряжению состоялась канонизация великого святого преподобного Серафима Саровского. На богослужение прославления старца Царская Чета приезжала в Саров. Императрица, помолившись о даровании ей сына, совершила омовение в Саровском святом источнике, и на следующий год родился долгожданный Цесаревич Алексей. Учитель английского языка Сидней Гиббс, очень любивший Царскую Семью, позднее вспоминал: «Цесаревич был весёлого нрава, резвый мальчик, очень любил животных, имел доброе сердце и был умён, подчинялся он только Императору, неприятные вещи переносил молча, без ропота».

  В это время главные политические противоречия России были с Японией. Эта страна требовала ухода Российских представителей из Маньчжурии, на что Царское правительство пойти не могло. В 1902 и 1903 годы проводились дипломатические переговоры, но они ник чему не привели. Становилось достаточно очевидным, что японские правящие круги готовятся к войне. Россия принимала ответные меры, но её военно-морская программа не была полностью выполнена, т.к. Транссибирская железная дорога ещё не была достроена, что весьма усложняло подвоз войск и военной техники.  

Под нажимом Америки, ставшей в начале ХХ в. центром Международного масонства, Япония решила развязать войну с Россией. Ночью 27 января 1904 г. без объявления войны 10 японских эсминцев внезапно напали на Русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура. Россия потерпела ряд неудач, несмотря на героические сражения наших моряков.   

В 1904 г., во время кровопролитной войны с Японией, появились первые признаки социальной бури. Недовольство стало открыто проявляться на страницах газет и журналов. Известный деятель либерального толка П.Н. Милюков в нелегальном журнале «Освобождение» летом 1904 г. писал: «Будем патриотами для себя и для будущей России, останемся верными старой «народной поговорке» — «Долой Самодержавие». Это гарантирует от опасности оказаться в дурном обществе реакционеров».

7 – 9 ноября 1904 г. в Петербурге прошёл съезд Земских деятелей, на котором было признано необходимым созвать «народное представительство», провести политическую амнистию, отменить «положение об усиленной охране», гарантировать неприкосновенность личности, утвердить веротерпимость. Впервые подданные Царя не просили монарха помочь в решении частных вопросов, а выступали с требованиями политического характера. Власть была шокирована; согласиться с требованиями земцев во время войны она не могла, но не считаться с их вызовами было уже нельзя.

 В начале декабря 1904 г. в Царском Селе прошли совещания высших должностных лиц для обсуждения неотложных мер по преобразованию государственного строя. Обер-прокурор Святейшего Синода К.П. Победоносцев именем Бога заклинал Царя не ограничивать Самодержавие. Его поддержали Председатель Комитета министров С.Ю. Витте, Министр финансов В.Н. Коковцев и большинство собравшихся. Император Николай II в начале колебавшийся, выступил за сохранение незыблемости власти. Он считал, что ещё не наступила пора резких перемен. В беседе с Московским предводителем дворянства П.Н. Трубецким Государь сказал, что «вопрос о конституции он ставил себе не раз» и пришёл к заключению: «При малой культурности народа, при наших окраинах и т.д. одно Самодержавие может спасти Россию. Причём мужик конституцию не поймёт, а поймёт только одно, что Царю связали руки, и тогда – я вас поздравляю, господа». 

 За год ведения войны Япония сильно истощила свои силы и, опасаясь оказаться побеждённой, стала тайно финансировать русских революционеров, получая денежные средства из Америки от миллионера-масона Якоба Шиффа, главы крупной финансовой компании «Кун, Лейб и К». В результате действий проплаченных агитаторов, в начале января в Петербурге забастовали все заводы и фабрики. А 9 января 1905 г. в центре города произошли вооружённые столкновения революционеров и полиции, закончившиеся кровопролитием. Было убито 96 и ранено 333 человек. Многотысячная толпа во главе с со священником-провокатором Г.А. Гапоном устремилась к Зимнему дворцу якобы для встречи с Царём. В это время Император Николай II находился в Царском Селе в полной уверенности, что никакого шествия не будет, как обещал властям сам Георгий Гапон.

Узнав о случившемся, Государь горько переживал. В дневнике он записал: «Тяжёлый день! В Петербурге произошли серьёзные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!». Царь уволил начальника Петербургской полиции и министра внутренних дел. Через несколько дней он принял рабочую депутацию, сказав: «Знаю, что не легка жизнь рабочего. Многое надо улучшить и упорядочить, но имейте терпение».

Революция 1905 г. перевернула весь уклад жизни страны. Страсти накалялись. Зимой и весной начались беспорядки в деревнях: крестьяне захватывали, грабили и жгли дворянские усадьбы. Волнения охватили Армию и Флот. В сентябре – октябре 1905 г. Россию охватила почти всеобщая стачка. Общественные деятели уже открыто призывали ввести конституцию, ограничившую власть Императора.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский в проповеди призывал народ образумиться: «Если не будет покаяния у русского народа, конец мира близок. Бог отнимет у него благочестивого Царя и пошлёт бич в лице нечестивых, жестоких, самозванных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами». Наш народ тогда не внял призыву святого, и революционное движение продолжалось.

 К этому времени Японское правительство, понимая, что Россия, имея новое вооружение, способна выиграть войну, обратилось к Президенту Америки Рузвельту с просьбой помочь заключить мир с Россией и получило его согласие.

Зная масштаб внутренних беспорядков, Император Николай II, также счёл необходимым завершить войну. Он поручил С.Ю. Витте, Главе Комитета министров отправиться в Портсмут (США) для заключения мира с Японией, дав ему указание ни в коем случае не соглашаться на выплату контрибуции и не уступать Японии «ни пяди русской земли». 23 августа 1905 г. Русской делегации во главе с С.Ю. Витте в Портсмуте удалось добиться окончания войны и того, что интересы России были ущемлены незначительно. Успех С.Ю. Витте в дипломатии был высоко оценён Императором и ему был пожалован титул графа.

Осенью 1905 г. С.Ю. Витте резко изменил свои взгляды на существующую Самодержавную государственную систему и составил специальную записку о создании выборного представительного органа, представив её Царю 9 октября. Эта записка была затем обсуждена и одобрена министрами. 17 октября 1905 г. Государь, учитывая взрывное положение страны, подписал подготовленный Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка». Документ «даровал народу основы гражданских свобод»: неприкосновенность личности, свободу совести, слова, собраний, союзов; привлечение к выборам в Государственную Думу всех слоёв населения и признание Думы законодательным органом, без одобрения которого ни один закон не мог вступить в силу.

 Беседую с С.Ю. Витте о Государственной Думе, Император Николай II заметил: «Я отлично понимаю, что создаю себе не помощника, а врага, но утешаю себя мыслью, что мне удастся воспитать эту государственную силу, чтобы в будущем обеспечить России путь спокойного развития».  Не являясь по натуре преобразователем, Царь умел принимать новые реальности, переступать через собственное «я» во имя России, как истинный Божий слуга. Историческая заслуга Николая II состоит в том, что созданный при нём «Манифест 17 октября» продлил жизнь Российской Империи на 12 лет.

Этот Манифест внёс некоторое замешательство в ряды оппозиции, беспорядки в Петербурге стали утихать. Но в декабре 1905 г. произошло вооружение восстание в Москве. С.Ю. Витте после некоторых колебаний принял решение использовать войска для усмирения толпы. Император был этим крайне удивлён и раздосадован и в письме к матери Императрице Марии Фёдоровне писал: «Витте после Московских событий резко изменился; теперь он хочет всех вешать и расстреливать. Я никогда не видел такого хамелеона». 

11 декабря 1905 г., в разгар Московского восстания, появился закон о выборах в Государственную Думу. В конце апреля 1906 г. Царь утвердил новую редакцию «Основных законов Российской Империи». В них подтверждалась незыблемость Самодержавия, и в статье №86 «Основных законов Российской Империи» говорилось: «Никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного Совета и Государственной Думы и воспринять силу закона без утверждения Государя Императора».

22 апреля 1906 г. С.Ю. Витте был награждён орденом Святого Александра Невского и снят с поста Главы Комитета министров. На пост Главы Правительства был назначен И.Л. Горемыкин, который убедил Царя пригласить на пост Министра внутренних дел Саратовского губернатора Петра Аркадиевича Столыпина.

27 апреля 1906 г. после молебна Государственная Дума приступила к работе. С первых же часов радикально настроенные депутаты стали выступать со скандальными требованиями: объявить всеобщую амнистию, насильственное перераспределение земли, создать министерство, ответственное перед депутатами, ввести всеобщее избирательное право и прочее. Многие депутаты смотрели на думскую трибуну как на инструмент социальной борьбы, как и предполагал Государь.  

П.А. Столыпин, выступая в Государственной думе, смело «шёл в бой», спокойно и аргументировано отвечал на выпады и этим поддерживал престиж власти. 8 июня 1906 г. выступая на одном из заседаний, он сказал: «Власть – это средство для охраны жизни, спокойствия и порядка… Правительство – аппарат власти, опирающийся на законы, и министр должен требовать от чинов министерства осмотрительности, осторожности, справедливости, твёрдого исполнения своего долга и закона». 20 июня Правительство выступило с заявлением о неприкосновенности частной собственности на землю. 8 июля 1906 г. Император назначил П.А. Столыпина Председателем Совета министров.

Государь понимал, что для коренной модернизации земельного вопроса необходимо создать крепкого индивидуального землевладельца и поручил П.А. Столыпину заняться аграрной реформой, начавшейся разворачиваться в конце 1906 г. Столыпинская реформа в большинстве случаев реализовывалась царскими указами, что гарантировало оперативность её проведения. 12 августа 1906 г. последовал Царский Указ о передаче Крестьянскому банку части сельскохозяйственных земель Императорской Фамилии, 27 августа – Указ о порядке продажи казённых земель, 19 октября – Указ о разрешении Крестьянскому банку выдавать крестьянам ссуды под залог надельной земли. Этими решениями был создан национальный земельный фонд, позволявший развернуть широкую программу переселения крестьян из зон аграрного перенаселения в Сибирские территории России.

9 июля 1906 г. Первая Государственная дума была распущена, и были объявлены новые выборы. Выборы во Вторую Думу проходили в начале 1907 г., и первая сессия её открылась 20 февраля. Противостояние с властью обнаружилось сразу же.  Депутаты левых взглядов занялись откровенной антиправительственной деятельностью. 3 июня 1907 г. Вторая Дума также была распущена.

Третья Государственная Дума проработала весь положенный ей пятилетний срок. Этот период неразрывно связан с именем П.А. Столыпина. Дума начала свои заседания 1 ноября 1907 г. В Третьей Думе Правительство имело солидную поддержку, которую обеспечивали октябристы и националисты. За пять лет своего существования Дума приняла целый ряд важных законопроектов в области народного просвещения, укрепления армии и местного самоуправления.

Император Николай II, положительно оценив деятельность Третьей думы, надеялся, что сможет склонить депутатов Четвёртого созыва к сотрудничеству.  6 января 1908 г., принимая в Царскосельском дворце 300 депутатов, Царь сказал: «Помните, что вы созваны Мною для разработки нужных России законов и для содействия Мне в деле укрепления порядка и правды. Из всех законопроектов, внесённых по моим указаниям в Думу, я считаю наиболее важным законопроект об улучшении земельного устройства крестьян, и напоминаю, что нарушение чьих-либо прав собственности никогда не получит моего одобрения; права собственности должны быть священны и прочно обеспечены законом». Его слова были встречены аплодисментами.

         Летом 1906 г. на П.А. Столыпина было совершено покушение, и Государь предложил ему в целях безопасности переехать вместе с семьёй в Зимний дворец. Но Главу Правительства это не спасло. Вечером 1 сентября 1911 г. в Киеве, в городском театре во время антракта к нему подошёл молодой человек во фраке и дважды выстрелил. Тяжело раненный П.А. Столыпин был помещён в одну из Киевских клиник и вечером 5 сентября скончался. Похоронен он был в Киево-Печерской лавре. Убийцей оказался двадцатичетырёхлетний революционер-анархист Д.Г. Багров, сын богатого домовладельца. Военный суд приговорил его к высшей мере наказания.

         6 сентября, Государю сообщили о смерти П.А. Столыпина. Он тут же поспешил в клинику, встал на колени перед усопшим и долго молился. Затем отслужили панихиду. Царь потерял верного, наиболее талантливого и деятельного сановника. Около Императора Николая II почти не осталось преданных ему людей. Большая часть их была убита во время революции 1905 – 1907 гг.., другая часть поддалась на антимонархические агитации, третьи были напуганы.

         1913 год был последним мирным годом России и временем национального торжества — празднованием трёхсотлетия Дома Романовых. Триста лет назад, 21 февраля 1613 г. в Успенском соборе Московского Кремля было провозглашено имя избранного Земским Собором Царя. Им стал шестнадцатилетний Михаил Фёдорович Романов, ближайший родственник Царя Фёдора Иоанновича, последнего Самодержца из рода Рюриковичей.

         В год трёхсотлетия восшествия на Престол первого Царя из рода Романовых Россия находилась в зените своей славы. Сельское хозяйство и промышленность давали прекрасные результаты, росло благосостояние и численность населения, культура, искусство и образование были на высоте, успешно шло перевооружение армии, кругом царил порядок и процветание.

         Император Николай II стремился к миру и поддерживал дружеские отношения с Францией, Англией и Германией. Кайзер Вильгельм II также внешне поддерживал идею тесных дружеских отношений с Россией. Но для «истинного сближения» он считал необходимым разрыв России союза с Францией и отказ от её сближения с Великобританией. В это же время Турция и Австро-Венгрия противодействовали усилению позиции Российской Империи на Балканах. Это не могло не отразиться на Германо-Российских взаимоотношениях, т.к. Австро-Венгрия была ближайшим союзником Германии.

В мае 1913 г. Государь Николай II, надеясь наладить дипломатические отношения с Германией, прибыл в Берлин на свадьбу дочери кайзера Виктории-Луизы и герцога Брауншвейгского. Царь беседовал с Вильгельмом, но тот ограничился лишь разглагольствованиями на общие темы. Это был последний визит Русского монарха в Германию. К началу 1914 года возникли две военно-политические коалиции: Берлин – Вена, и Париж – Лондон – Петербург. События начали стремительно развиваться летом того же года.

15 июля 1914 г. Австро-Венгрия объявила войну маленькой Сербии. Российская Империя, исстари являясь покровительницей славян, не могла остаться безучастной к судьбе дружеской, христианской страны. Государь несколько раз телеграфировал Вильгельму II, пытаясь убедить его помочь остановить Австро-Венгрию от нападения на Сербию. Император Николай II не хотел войны, понимая неизбежность страданий и смерти людей и угрозы революционного взрыва, как это было в 1905 г. К тому же перевооружение русской армии не было полностью завершено, и её техническая оснащённость и огневая мощь существенно уступали Германской.

19 июля Германская Империя, как союзница Австрии, объявила войну России. В тот же день Великобритания объявила войну Германии. Вслед за тем Германской Империи объявили войну английские доминионы: Австралия, Новая Зеландия и Южно-Африканский Союз. На стороне Антанты (блок Великобритании, Франции и России) были Япония и Египет, а на стороне Германии и Австро-Венгрии – Болгария и Турция. Война стала мировой. Всего в ней приняли участие 33 государства.

Верховным Главнокомандующим Русской Армии Государь поставил своего двоюродного дядю, генерала Великого Князя Николая Николаевича, пользующегося большим авторитетом в офицерской среде.  С началом войны в Российских городах проходили манифестации, крестные ходы с иконами и портретами Царя Николая II, Цесаревича Алексея и Великого Князя Николая Николаевича. Все были уверены в скором победном окончании войны. Императрица Александра Фёдоровна и две её старшие дочери Великие Княжны Ольга и Татьяна стали сёстрами милосердия и принимали участие в операциях раненных солдат и офицеров в Царскосельских лазаретах.

 Император Николай II внимательно следил за положением дел основных фронтов – Северо-Западного (против Германии), Юго-Западного (против Австро-Венгрии) и Кавказского (против Турции). С конца апреля 1915 г. ситуация на Западных фронтах развивалась не в пользу России, и надежда на скорое окончание войны исчезла. Русская Армия стремительно отступала, оставив врагу Галицию, Польшу и некоторые другие районы. Ставка была срочно эвакуирована из Барановичей в Могилев. События лета 1915 г. походили на катастрофу, наши войска уже не отступали, а в панике бежали. Главнокомандующий Русской Армией Великий Князь Николай Николаевич в Ставке рыдал и спросил Государя, не считает ли он нужным заменить его более способным человеком.

 В это время, воспользовавшись сложным положением на фронтах, несколько групп депутатов Государственной думы Четвёртого созыва объединились в так называемый «Прогрессивный блок», во главе с партией кадетов (конституционных демократов). Их главным требованием было создание «кабинета общественного доверия». Одновременно в газетах стали появляться резкие выпады против военного и государственного руководства. Внутренними и внешними врагами Российской Самодержавной монархии был организован заговор для свержения Николая II с Императорского Престола и создание в России Конституционной монархии.

Государь, постоянно думал о том, как переломить ситуацию на фронтах и добиться победоносного мира. В конце концов он решил взять всю ответственность на себя и возглавить Армию. 23 августа 1915 г. им был издан Указ: «Сего числа я принял на себя предводительствование всеми сухопутными и морскими вооружёнными силами, находящимися на театре военных действий. С твёрдой верою в милость Божию и с неколебимой уверенностью в конечной победе будем исполнять наш священный долг защиты Родины и не посрамим земли Русской». Раз Армии плохо, Император должен быть с ней, к тому же Великий Князь Николай Николаевич просил об отставке. Вскоре отступления прекратились и Русские войска начали наступать. Государь назначил начальником Штаба Верховного Главнокомандующего генерала М.В. Алексеева, которого он заслуженно считал крупным военным специалистом.

 Царя любили солдаты и многие офицеры и были готовы отдать за него свои жизни. Протопресвитер Георгий Шавельский, находившийся в Ставке, позднее вспоминал: «Сидя за столом, Государь запросто беседовал с ближайшими своими соседями. Делились воспоминаниями, наблюдениями; реже затрагивались научные вопросы. Когда касались истории, археологии и литературы, Государь обнаруживал очень солидные познания в этих областях… В тесном кругу, за столом Государь был чрезвычайно милым и интересным собеседником, а его непринуждённость и простота могла очаровать кого угодно». В период зимнего затишья военных действий Император Николай II переехал в Царское Село для решения накопившихся государственных проблем.

 В ноябре 1916 г. на Пятой сессии Думы Четвёртого созыва депутат фракции «трудовиков» А.Ф. Керенский и член партии кадетов П.Н. Милюков выступили с откровенно провокационно-клеветническими заявлениями о якобы попытках министров и придворных заключить сепаратный мирный договор с Германией за спиной народа. Это обвинение Милюков бросил в лицо Главы Правительства Б.В. Штюрмера. Шла жесточайшая война, кругом росло недовольство и хрупкое общественное равновесие грозило рухнуть. Штюрмер был глубоко оскорблён. Чтобы умерить страсти, Государь назначил новым Председателем Совета министров А.Ф. Трепова, сенатора и министра путей сообщения, имевшего репутацию честного и сильного правого деятеля.

В ночь с 16 на 17 декабря 1916 г. был зверски убит Григорий Ефимович Распутин, праведник и друг Царской Семьи, неоднократно спасавший своими молитвами больного Цесаревича Алексея. Для Государя, Государыни и их детей это было страшным потрясением и одновременно злобной радостью для врагов Трона и для тех, кто верил грязным измышлениям о погибшем.

Царь понял, что Правительство А.Ф. Трепова не способно выполнять свои обязанности по охране порядка. 27 декабря 1916 г. был назначен последний Премьер в истории Российской Империи. Им стал член Государственного Совета Н. Д. Голицын. 8 января он получил «высочайший рескрипт», в котором определялись основные направления деятельности Правительства: улучшить продовольственное снабжение армии и тыла и навести порядок в стране. В Царском Селе и Петрограде Императору Николаю II приходилось ежедневно решать массу важных дел: читать деловых документы, отдавать множество распоряжений, принимать министров, сановников, родственников, проводить совещания, присутствовать на официальных церемониях.

Государственные проблемы, расследование убийства Г.Е. Распутина, неурядицы с родственниками, образование нового Правительства, совещание союзников в Петрограде в январе 1917 г., а также тяжёлое состояние Императрицы и недомогание Наследника вынуждали Императора откладывать отъезд в Ставку, где готовилось решающее наступление. Весной 1917 г. совместно с союзниками планировалось нанести сокрушительный удар Германским, Австро-Венгерским и Турецким войскам и победоносно завершить войну.

 Враги Самодержавной монархии активизировались, понимая, что победа русских войск усилит монархический государственный строй и о любых революциях им придётся забыть. План свержения Самодержавной монархии заговорщиками был в деталях разработан в декабре 1916 г. Согласно ему, Императорский поезд должен был остановлен революционными войсками. Заговорщики должны были потребовать от Государя отречение от Престола, а в случае несогласия – его физическое устранение. Наследником предполагался законный правопреемник юный Цесаревич Алексей при регентстве Великого Князя Михаила Александровича. Почти все высшие командные чины Русской Армии, нарушив воинскую присягу, приняли участие в заговоре против Императора, Верховного Главнокомандующего Армией.

 В конце февраля 1917 г. Царь Николай II был вызван в Ставку Начальником Генерального Штаба М.В. Алексеевым, участником заговора якобы для решения неотложных задач. 22 февраля он выехал из Царского Села. На следующий день, 23 февраля в Петрограде начались серьёзные беспорядки. Узнав об этом лишь 27 февраля, Государь был потрясён. Какой стыд! Во время войны, когда Россия напрягает все силы для достижения победы над тевтонцами, находятся люди, изменяющие своему долгу. Успешное окончание войны – это святая обязанность каждого русского. На нашей стороне благословение Господа, и победа близка.

 От министра внутренних дел А.Д. Протопопова в Ставке не было никаких известий. Зато председатель последней Думы М.В. Родзянко, участник заговора, прислал возмутительную телеграмму с требованием создать правительство, ответственное перед депутатами Думы. Государь телеграфировал командующему Петроградским округом генералу Хабалову: «Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжёлое время войны против Германии и Австрии». Но вскоре стало известно, что запасной батальон Павловского полка открыл огонь по войскам, разгонявших толпу. Затем восстали запасные батальоны Преображенского, Волынского и Литовский полков. Положение в столице становилось критическим.

 Государь вызвал к себе известного боевого генерала Н.И. Иванова и повелел ему отправиться с батальоном Георгиевских кавалеров и некоторыми другими военными частями в Царское Село, а затем в Петроград для восстановления порядка. Царь понял, что ему самому необходимо быть в столице, т.к. власть Правительства оказалась парализованной. 

 В 5 часов утра 28 февраля 1917 г. Царский поезд выехал из Могилева. Маршрут пролегал через Смоленск, Лихославль и Тосно. Около двух часов ночи поезд прибыл на станцию Малая Вишера. Выяснилось, что все станции по пути дальнейшего следования заняты революционными войсками. Было принято решение ехать через Псков, где располагался штаб Северного фронта под командованием генерала Н.В. Рузского. При прибытии Царского поезда в Старую Руссу, на станции собралась огромная толпа, желавшая видеть Царя. Когда он появился в окне вагона, многие, встав на колени, крестились.

В столице Императорской власти фактически уже не существовало. Созданный революционно настроенными депутатами Временный комитет Государственной думы был вскоре преобразован во Временное правительство, в состав которого вошли давние враги Самодержавия: кн. Г. Е. Львов, П.Н. Милюков, А.И. Гучков, А.Ф. Керенский и другие. На улицах Петрограда царила возбуждённая толпа с красными флагами и лозунгами «Долой самодержавие!», «Долой тиранов!», «Да здравствует свобода!». 1 марта возник Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, центр крайних требований. В тот же день члены Временного правительства, участники заговора, приняли решение потребовать от Императора Николая II отречения от Престола и поставить Царём юного Наследника Алексея Николаевича.

Около восьми часов вечера 1 марта 1917 г. Царский поезд подошёл к станции Дно. На платформе появилась фигура генерала Н.В. Рузского в сопровождении своего адъютанта и начальника штаба. Подойдя к свитским офицерам, он заявил, что «теперь надо сдаться на милость победителей». Услышав подобное, все пришли в ужас. Войдя в вагон Императора, генерал, попросил аудиенции.

 Их беседа затянулась на несколько часов, т.к. командующий Северного фронта, также являясь участником заговора, нарушив воинскую присягу и считая себя хозяином сложившегося положения, постоянно прерывал беседы с Императором телефонными и телеграфными переговорами с М.В. Родзянко, председателем Временного комитета Государственной Думы, и М.В. Алексеевым, начальником Штаба Верховного Главнокомандующего. Ссылаясь на их мнение, Рузский стал требовать от Государя создание правительства из общественных деятелей, ответственного перед Думой. Царь, явно волнуясь, ответил: «Для себя и своих интересов я ничего не желаю… Я ответственен перед Богом и Россией, и всё, что случится, будут ли министры ответственны перед Думой или нет, — безразлично. Я никогда не буду в состоянии, видя, что делают министры не ко благу России, с ними соглашаться, утешаясь мыслью, что это не моя ответственность».

 В три часа ночи 2 марта Рузский связался по телефону с Родзянко, который сообщил ему, что общее настроение думцев склоняется в пользу отречения Императора от власти. Этот разговор он передал в Ставку генералу Алексееву, тот согласился, что «выбора нет, и отречение должно состояться». Рузский стал настаивать на отречении Государя, угрожая в противном случае братоубийственной войной на фронте и в тылу. Царь категорически отказывался от подобного предложения. Тогда Алексеев разослал всем командующим фронтами телеграммы, в которых предлагал просить Императора отречься от Престола в пользу Наследника. Все командующие, участники заговора, прислали телеграммы, содержащие такую «просьбу». Прочитав телеграммы командующих фронтами, телеграфные ленты переговоров с Родзянко и услышав такие же просьбы от генералов штаба Северного фронта Данилова и Саввича, Государь понял, что оказался в западне, всеми предан и, что его дальнейшее управление Армией и Государством невозможно. Считая главным для себя благо России, сохранение Самодержавия и доведение войны до победного конца, он решает передать власть сыну. Но услышав от лейб-доктора С.П. Фёдорова, что болезнь Наследника неизлечима, передумал и вписал в предложенный Ему текст «отречения» имя своего брата Великого Князя Михаила Александровича. Затем он подписал две телеграммы, составленные на телеграфных бланках, одна на имя Родзянки, другая – на имя Алексеева. Эти телеграммы потом будут называть «Манифестом об отречении».

Основными Законами Российской Империи не предусмотрено отречение Царя от Императорского Престола. И это понятно, Император, являясь Помазанником Божиим, не может отказаться от священного долга служения Господу. Акт отречения Государя, вырванный заговорщиками угрозами и обманом, не может считаться правовым документом. Это даже не обращение к народу, как того требует форма Манифеста, документа особого государственного значения, а телеграмма Алексееву и Родзянке, текст, которой был составлен в Ставке. По существу, Царю было не отчего отрекаться, т.к. Верховная власть была уже захвачена врагами. Фактически Императора Николая II свергли с Престола. Врагам Самодержавия текст отречения Государя нужен был для того, чтобы ввести в заблуждение тех, кто ещё оставался Ему предан. Не являясь правовым актом, отречение Государя имеет огромное религиозно-нравственное значение как проявление его величайшего жертвенного подвига. Недаром он в течении жизни говорил: «Быть может необходима искупительная жертва для спасения России. Я буду этой жертвой – да свершится воля Божия». В Могилеве Император однажды свитским офицерам сказал, что «во имя Родины готов пожертвовать не только Троном, но и жизнью». Перед тем, как принять решение отказаться от короны, Николай II горячо молился в своём вагоне перед походным алтарём и просил Бога простить ему грех – измену клятве, данной, при коронации. Никто из приближённых не пришёл ему на помощь, никто не встал на защиту Трона и Династии. Бог им судья! Но даже после свержения с Императорского Престола Государь де-юра и духовно оставался Царём-Помазанником Божиим. Таинства Царского Помазания никто из людей лишить его не мог.

 Ночью с 2-го на 3-е марта, уезжая из Пскова, Император Николай II занёс в дневник краткое описание событий дня, завершив его словами: «В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман». Самодержавная монархия пала не потому, что враги были очень сильны, а потому что слишком малочисленны и слабы были её защитники. Узнав о свержении Государя, население Петрограда ликовало весь март 1917 г.

 Князь Н.Л. Жевахов позднее в эмиграции писал: «Уступая насилию, Царь подчинился требованию, но благодать Божия, осенявшая главу Помазанника Божия и изливающаяся на всю Россию, вернулась к Богу… Россия лишилась Божией благодати… Свершился акт величайшего преступления… Русские люди, восстав против Богом дарованного Помазанника, тем самым восстали против Бога».

 Вечером 3 марта Николай прибыл в Могилев, чтобы простится с Армией. Начальник Штаба Алексеев сообщил ему, что Великий Князь Михаил Александрович отказался принять Престол до решения вопроса об устройстве России на Учредительном съезде. Государь был обескуражен решением брата. Он не знал, что отказ брата от власти было вырван у него депутатами-масонами, заговорщиками, пригрозившими ему в противном случае убийством всех Членов Императорской Фамилии. В тот же вечер Государь по телефону сообщил супруге Царице Александре Фёдоровне о том, что ему пришлось пережить. Государыня телеграммой постаралась его поддержать как могла, она понимала, что Николай Александрович иначе поступить не мог. В Петрограде в это время шли аресты и преследование верных Царю людей.  

 4 марта в Могилев прибыла из Киева вдовствующая Императрица Мария Фёдоровна проститься с сыном. Огромное самообладание Николая Александровича и его матери поражало всех окружающих. Мария Фёдоровна из рассказа сына поняла, что у него не было иного выбора.

 8 марта 1917 г. Государь подписал прощальный приказ по Армии, который передал Алексееву. Но тот не счёл нужным передать его для оглашения в войсках. В приказе Царь, прощаясь, призывал солдат и офицеров довести войну до полной победы, закончив словами: «…Твёрдо верю, что не угасла в ваших сердцах беспредельная любовь к нашей Великой Родине. Да благословит вас Господь Бог и да ведёт вас к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий». Когда он прощался с чинами Штаба, то видел на некоторых лицах слёзы. Когда же на плацу говорил последнее слово солдатам Сводного полка и казакам, сам едва смог договорить, комок подступил к горлу, а стоящие рослые мужики, не стесняясь, рыдали.  

В тот же день Николай Александрович должен был выехать в Царское Село к Государыне и детям. В полдень он пришёл в поезд матери проститься. Она не плакала, держалась из последних сил. Когда же поезд Императрицы тронулся, она перекрестила сына. Ночью с 23 на 24 марта Мария Фёдоровна вместе с семьёй дочери Ольги Александровны выехала из Киева в Крым, в имение Великого Князя Александра Михайловича Ай-Тодор.

 После отъезда вдовствующей Императрицы в вагон поезда к Николаю Александровичу вошёл генерал Алексеев и сказал, что он «как бы арестован», и приехавшие думские депутаты будут его сопровождать до Царского Села. Вечером Государь занёс в дневник: «Тяжело, больно и тоскливо».

Утром 8 марта новый командующий Петроградского округа генерал-лейтенант Л.Г. Корнилов прибыл в Александровский дворец Царского Села и сообщил Императрице Александре Фёдоровне, что она и её Дети арестованы. Затем он объяснил служащим дворца и придворным, что те, кто решил остаться во дворце, будет находиться на арестантском режиме.

9 марта к платформе Царского Села подошёл поезд, в котором приехал Царь-арестант. На перроне его встретило несколько человек. Не глядя ни на кого, он вместе с князем Василием Александровичем Долгоруким пересел в автомобиль и доехал до ворот Александровского дворца. Один из охранников объявил: «Открыть ворота бывшему царю». Государь сразу понял, насколько далеко зашло разложение порядка и дисциплины среди военнослужащих. В коридоре дворца он с радостью увидел бежавшую ему навстречу жену. Они обнялись и затем пошли к детям. Сколько было радости и смеха. Потом Государь и Государыня ушли к себе, где сидели вдвоём и плакали, чего раньше никогда с ними не случалось. Под арестом Царская Семья терпела откровенную грубость и унижения от солдат, которые когда-то присягали Императору на верность. Только глубокая вера в Бога, любовь и поддержка друг друга помогли им выдержать эти испытания.

 Февральская революция стала началом национальной катастрофы России. Антиправительственные фракции Государственной думы финансировались из иностранных источников Германии и Америки. Самым известным спонсором революции был нью-йоркский банкир Якоб Шифф, владелец финансовой компании «Кун, Лейб и К». Как позднее признался его сын Я. Шифф перевёл внутренним врагам России 12 миллионов долларов.

 В Александровский дворец назначили священником настоятеля Фёдоровского собора протоиерея Афанасия (Беляева). В своём дневнике отец Афанасий записал: «Надо было самому видеть, чтобы понять и убедиться, как бывшая Царская Семья усердно, часто на коленях молится Богу. С какой покорностью, смирением, всецело передав себя в волю Божию, стоят на богослужении». После исповеди Царских детей он записал в дневнике: «Дай Бог, чтобы и все дети были нравственно так высоки, как Дети бывшего Царя. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи».

 Исповедуя Николая Александровича, отец Афанасий был поражён его горячей искренней верой в милосердие Всевышнего. Государь просил прощение за все свои вольные и невольные ошибки и заблуждения и просил Господа ниспослать благо России. О милости к себе и своей Семье он не упоминал. Затем у священника с Помазанником Божиим была недолгая беседа. Николай Александрович сказал: «Мне изменили все. Мне объявили, что в Петрограде анархия и бунт, и я решил ехать в Царское Село, но дорога туда была прервана, и я решил с Николаевской дороги свернуть на Псков. И вот один, без близкого советника, лишённый свободы, как пойманный преступник, я подписал акт отречения от Престола и за себя, и за сына. Я решил, что, если это нужно для блага Родины, я готов на всё. Семью мою жаль». Произнеся это, Царь заплакал, а священник, потрясённый виденным и слышанным, сам был готов разрыдаться.

  Царскосельское заключение завершилось неожиданно. 11 июля новый глава Временного правительства А.Ф. Керенский, приехав в Александровский дворец, сообщил Николаю Александровичу, что им скоро придётся переехать на юг, «ввиду близости Царского Села от неспокойной столицы». Начали потихоньку собираться. 29 июля Царской Семье сообщили, что в дорогу необходимо захватить тёплые вещи. Стало ясно: в Ливадии им не бывать.

 31 июля 1917 г. во дворец снова приехал Керенский с Великим Князем Михаилом Александровичем. Николай Александрович попрощался с братом, это была их последняя встреча. С Царской Семьёй в изгнание добровольно отправилось 39 человек из прислуги и близких людей. Вещи загружали в два поезда, стоявший на станции под флагом Японского Красного Креста. Первый предназначался для Царской Семьи и их приближённых, а второй – для охраны и трёх представителей Временного правительства. В 6 часов утра 1 августа поезд отбыл на Восток.

 4 августа арестованные прибыли в Тюмень. Вещи были перегружены в заранее подготовленный пароход «Русь» и рано утром 5 августа он отошёл от пристани в направление Тобольска. Во второй половине дня проплыли мимо села Покровское, родины Г.Е. Распутина. Он в своё время предсказал, что Царская Семья обязательно увидит это село.

 Вечером 6 августа пароход причалил к пристани Тобольска. Царскую Семью поселили в бывший губернаторский дом. Остальные разместились напротив, в бывшем доме купца Корнилова. Распорядок дня был прежний. Государь много читал, делал записи в дневнике, потом шёл на улицу, где занимался физическим трудом: колол дрова, благоустраивал двор, а зимой убирал снег. После завтрака в 13 часов он гулял с дочерями во дворе, огороженным высоким забором. Вечером вся Семья проводила время с доктором Боткиным, Долгоруковым и другими приближёнными. Из Тобольского заточения члены Царской Семьи писали письма родным и оставшимся на свободе друзьям.

Николай II, и в заточении оставаясь Царём-Помазанником Божиим, продолжал любить свой народ, интересовался всем, что происходило в России, радуясь победам русских войск и остро переживая разрушение Государства. В последнем письме из Тобольска старшая дочь Ольга Николаевна писала: «Отец просит передать всем тем, кто остался ему предан и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя и, чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет ещё сильнее, но, что не зло победит зло, а только любовь…».

 Лишённые Божией благодати русские люди впали в безумие. Начались повальные грабежи, поджоги, насилия и убийства. В конце октября 1917 г. в России наступил такой хаос и распад, что власть сумели смело и нагло захватить левые радикалы — большевики во главе с Троцким и Лениным. И исполнилось пророчество святого праведного Иоанна Кронштадтского – народ русский получил «бич в лице нечестивых, жестоких, самозванных правителей, которые залили всю землю кровью и слезами».

В начале !918 г. Государь в письме к сестре Великой Княгине Ксении Александровне написал: «Тяжело жить без известий, телеграммы получаются здесь не каждый день, а из них узнаёшь только о новых ужасах, творящихся в нашей несчастной России». Через полтора месяца Царская Семья узнала о заключении новой властью позорного Брестского мира с Германией. Государь и Государыня этим известием были потрясены.

Военный министр Англии Черчилль позднее писал: «Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Её корабль пошёл ко дну, когда гавань была в виду. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена… более сильная, более многочисленная, лучше снабжённая армия сторожила огромный фронт… никаких трудных действий больше не требовалось… нужно было только давить на слабеющие силы противника… Несмотря на ошибки большие и страшные, —  тот строй, который воплощался в Николае II, которым он руководил, которому своими личными свойствами придавал жизненную искру – к этому моменту выиграл войну для России… Вмешивается тёмная рука… Царь сходит со сцены. Его и всех его любящих предают на страдание и смерть. Его усилия уменьшают, Его память порочат… Держа победу уже в руках, Россия пала на землю, заживо, как древле Ирод, пожираемая червями». 

 После крушения Российской Самодержавной монархии, гибели Императора Николая II, Членов его Семьи и четверых их приближённых, Первая Мировая война завершилась полным поражением Германии и её союзников. 29.09. 1918 г. капитулировала Болгария, 30 октября – Османская Империя, 3 ноября – Австро-Венгерская Империя и 1 ноября – Германская Империя. Кайзер Германии Вильгельм II, развязавший войну с Российской Империей и оплачивающий Февральскую революцию, был вынужден отречься от Престола и эмигрировать в результате разразившейся в его стране революции.

 В декабре 1917 г. в Тобольск стали прибывать новые солдаты охраны — большевики, отличающиеся свирепостью. Бытовые условия всё время ухудшались, но все принимали новые условия с христианским смирением. В одном из писем к близкой подруге А.А. Вырубовой Александра Фёдоровна писала: «Всё прошло. Новую жизнь надо начинать и о себе забыть… Мне не легко, но я так благодарна за всё, что имела… Всех своих дорогих отдала Богу и Святой Божией Матери. Она всех покрывает своим омофором».

В начале весны 1918 г. Государыня стала верить в то, что их непременно должны освободить верные люди. И действительно преданные Царю офицеры готовили тайную операцию по их освобождению. Но из-за отсутствия денег, равнодушия большей части населения и усиления власти большевиков их попытка освободить Царскую Семью оказалась не выполнимой. Осенью 1918 г. организаторы и участники этой неосуществившейся операции были расстреляны.

 12/25 апреля 1918 г. в губернский дом Тобольска прибыл из центра комиссар В.В. Яковлев (Мячин) и сообщил, что по приказу Свердлова и Ленина вся Царская Семья должна быть перевезена в другое место. Узнав о болезни Цесаревича Алексея и невозможности его транспортирования, 13/26 апреля он увёз Государя, Государыню, их дочь Великую княжну Марию Николаевну, доктора Е.С. Боткина, генерала В. А. Долгорукова, камердинера Т. Чемодурова, лакея И. Седнева и комнатную девушку А.С. Демидову. Приехав 17/30 апреля в Екатеринбург, Яковлев передал их председателю Областного Совета А.Г. Белобородову. Поселили всех в бывший дом инженера Н.Н. Ипатьева, «Дом особого назначения». Здесь Царской Семье было суждено провести свои последние 78 дней. 23 мая из Тобольска прибыли остальные дети с приближёнными: Цесаревич Алексей Николаевич, Великие княжны Ольга, Татьяна, Анастасия Николаевны, лакей А.Е. Трупп, повар М.И. Харитонов и поварёнок Леонид Седнев.

Взаперти, в тесном пространстве Ипатьевского дома Государь встретил своё пятидесятилетие. Он, Русский Царь научился подавлять в себе гнев при проявлении грубости, унижении и оскорблений тюремщиков. И со временем большинство тех охранников, кто с ним общался, кому доводилось наблюдать за Царём и Членами его Семьи, стали к ним относиться с симпатией. Даже убеждённый революционер комендант дома Авдеев постепенно смягчился, разрешил им получать продукты с воли, приносил газеты и позволил несколько раз устроить богослужения в доме.  

4 июля, за 12 дней до убийства Царской Семьи в «Дом особого назначения» прибыл новый караул и новый комендант Янкель Юровский. Предчувствия узников были самые тяжёлые. Тринадцатилетний Цесаревич Алексей как-то сказал: «Если будут убивать, то хотя бы не мучили». Доктор Е.С. Боткин в неотправленном письме брату писал: «В сущности, я умер, — умер для своих детей, для друзей, для дела. Я умер, но ещё не похоронен, или заживо погребён, — как хочешь: последствия почти тождественны…».  

Последний Царь всегда помнил слова Спасителя: «Претерпевший же до конца спасётся» (МФ. 24, 13)». Он и вся его Семья до последнего дня не теряли силу духа, поддерживая друг друга. Они испили горькую чашу своих испытаний до дна, претерпев все мыслимые и немыслимые несчастья и разочарования на земле. В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. Юровский и его приспешники разбудили Царя, Царицу, их детей, доктора Е.С. Боткина, лакея А.Е. Труппа, повара М.И. Харитонова и комнатную девушку А. С. Демидову, провели в подвальную комнату, где зверски убили. В Екатеринбурге убивали не полковника Николая Романова, а именно Царя Николая II, Помазанника Божия. Свершилось страшное злодеяние, была попрана древняя заповедь Божия: «Не прикасайтесь Помазанным Моим» (Пс. 104, 15). Это было ритуальное жертвоприношение сатанистов для уничтожения Православной России, стоявшей на пути к их мировому господству. Тела убитых были вывезены в Коптяковский лес и около рудника Ганина Яма сожжены в течении трёх дней с 17 по 19 июля под прикрытием двойного кольца вооружённых охранников.

22 июля 1918 г. большевики спешно бежали из Екатеринбурга. 25 июля в город вошли войска Сибирской Армии. А 30 июля по распоряжению прокурора Кутузова было начато предварительное следствие по факту убийства Царской Семьи. Весной 1919 г. следователь по особо важным делам Николай Алексеевич Соколов нашёл в Коптяковском лесу, в кострищах урочища Четырёх Братьев и на дне шахт рудника Ганиной Ямы множество кусочков обгорелых костей, человеческий  палец, два кусочка человеческой кожи и обгорелые куски одежды, белья и обуви Царской Семьи и Их приближённых, которые были опознаны Царскими слугами и учителями Цесаревича. О жутком факте сожжения тел всех Членов Царской Семьи следователям сообщили местные крестьяне, а на допросах признались в этом арестованные большевики. Н.А. Соколов все предметы, найденные у Ганиной Ямы уложил в ковчежец (шкатулку Государыни). Затем, из опасения кражи столь ценного процессуально-исторического материала, он решил передать его генералу М.К. Дитерихсу для передачи французскому генералу Жанену. Во Франции генерал Жанен вручил ковчежец для хранения бывшему Российскому послу М.Н. Гирсу. Через некоторое время Посол отдал ковчежец в «Коллегиию хранения следственного производства по делу убийства Царской Семьи». Сейчас ковчежец с честными мощами Святых Царственных Мучеников находится в цоколе храма Иова Многострадального, куда он был замурован в 1936 г. при строительстве храма.

Осенью 1918 г., услышав о гибели Императора Николая II и Его Семьи, вдовствующая Императрица Мария Фёдоровна не поверила этому, считая Их чудом спавшимися, и потому не теряла надежды  вновь увидеться с Ними. 11 апреля 1919 г. Она в последний раз помолилась в Ливадийском храме, в котором отпевали Её обожаемого мужа Императора Александра III. На следующий день 12 апреля она вместе с приближёнными покинула Крым на английском броненосце «Мальборо», присланным для неё по распоряжению короля Великобритании Георга V. Пробыв три месяца в Англии, у сестры Александры, супруги короля, она переехала в Данию. Скончалась Императрица Мария Фёдоровна 13 октября 1928 г. на своей вилле Видёре, недалеко от Копенгагена. До конца своих дней она ежедневно вспоминала своего дорого супруга и не боялась смерти, ожидая увидеться с Ним в потустороннем мире, зная, что там их никто не разлучит. Через 80 лет в 2008 г. прах Марии Фёдоровны был перевезён в Петербург и погребён рядом с гробницей Императора Александра III в Петропавловской крепости.

Следователь по особо важным делам Н. А. Соколов, расследовавший убийство Царской Семьи, получил найденные на почте Екатеринбурга телеграфные ленты, которые большевики, убегая в спешке оставили. В 1922 г. во Франции эти ленты были расшифрованы. Оказалось, что Свердлов передал организатору Цареубийства Я. Юровскому приказ, подписанный Якобом Шиффом с требованием ликвидировать не только Царя, но и всех Членов его Семьи. Приказ этот был передан через Американскую миссию, находившуюся в Вологде. Свердлов требовал от Юровского выполнения этого приказа, т.к. главным финансистом большевиков был Я.Шифф. Власть большевиков долгое время скрывали убийство Государыни, Царских детей и их приближённых из-за опасения народного гнева и официально объявила только об убийстве Царя Николая II.  

Узнав о гибели Царя, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Тихон в проповеди сказал: «Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падёт и на нас, а не только  на тех, кто совершил его… Наша совесть примириться с этим не может, и мы должны во всеуслышание заявить об этом как христиане, как сыны Церкви».

Летом 1918 г. никакого общественного осуждения гибели Императора Николая II не происходило, почти все забыли о своём Царе. Русские люди, нарушившие клятву наших предков, принятую на Московском Церковном Соборе в 1613 г. на верность Царям из рода Романовых до скончания века, и не спасшие своего Императора, даже не предполагали, что в скором времени сами станут жертвами красного террора. Большинство же тех, кто подготовил и развязал Февральскую революцию, сверг Николая II с Императорского Престола, был виновником разрушения Российской Империи и убийства Царской Семьи, эмигрировали за границу. За рубежом либералы и радикалы всех мастей в своих воспоминаниях десятилетиями не только не признавали собственной вины, но во всём обвиняли и проклинали врагов и погубителей, представляя себя честными и бескорыстными свободномыслящими деятелями.

© Е.В. Марьянова, 2021.